«Там, где проживают люди, для них должны быть созданы человеческие условия»

Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков — о трудностях и вызовах нового времени в деле защиты прав человека — Год назад, подводя итоги работы, вы говорили,

Уполномоченный по правам человека в Пермском крае Павел Миков — о трудностях и вызовах нового времени в деле защиты прав человека

— Год  назад, подводя итоги работы, вы  говорили, что  ситуация с  пандемией ковида оказала сильное влияние и  на  формат работы с  населением, и  на  содержание запросов и  жалоб, поступающих в  ваш  адрес. Изменилось ли  что-то с  тех  пор? Вошла ли  ваша работа в  привычное русло?

Павел Миков
  аппарат Уполномоченного по правам человека в Пермском крае

— К  сожалению, ковидная ситуация продолжает развиваться. Работаем в  основном дистанционно, максимально ограничиваем очный приём, но  всё же  при  соблюдении всех санитарных норм нам  удалось организовать 20  выездов в  территории Пермского края для  очных встреч с  гражданами. Мы  провели 42  прямые телефонные линии; чтобы ускорить разрешение проблем граждан, мы  проводили их  совместно с  краевыми министерствами социального блока, с  Пенсионным фондом и  другими профильными ведомствами. Для  37  муниципалитетов из  46, существующих в  Пермском крае, был  организован приём обращений по  скайпу.

— Вы  являетесь членом «Пермского Мемориала», у  вас  много совместных проектов с  этой организацией. Что  вы  можете сказать о  происходящей буквально сейчас, в  эти  дни, попытке силовиков ликвидировать «Международный Мемориал» и  Правозащитный центр «Мемориал», которые признаны организациями, выполняющими функции иностранных агентов?

— Я  уже  выступил с  заявлением по  этому поводу и  готов снова высказать своё мнение. То, что  происходит сегодня с  «Мемориалом»,  — трагедия, не  вписывающаяся в  государственную политику реабилитации жертв политических репрессий. Ликвидация  — избыточная мера по  отношению к  старейшей правозащитной организации, первым председателем которой был  Андрей Дмитриевич Сахаров. «Мемориал»  — это  30  лет  работы по  возвращению добрых имён репрессированным. Так  системно и  тщательно эту  работу больше никто не  ведёт.

Надо вообще пересмотреть правоприменительные подходы к  НКО  и  относиться к  этим организациям, как  к  бизнесу: с  признанием их  права на  риск; применять предупреждения, штрафы, но  не  крайние формы воздействия, такие как  ликвидация. Для  ликвидации должны быть очень серьёзные основания.

Ещё один важный момент. «Мемориал»  — не  пирамидальная структура, у  неё нет  вертикали. Региональные организации «Мемориала» не  являются его  отделениями, это  самостоятельные юридические лица с  отдельными финансами и  программами деятельности, поэтому требование ликвидировать вместе с  «Международным Мемориалом» и  все  региональные «Мемориалы» попросту неправомерно: нужно подавать отдельные иски по  каждой организации. Так, «Пермский Мемориал», в  отличие от  «Международного Мемориала», не  признан «иностранным агентом», он  регулярно успешно проходит проверки Минюста, поэтому обвинения, которые звучат сегодня по  отношению к  «Международному Мемориалу», к  нашей организации просто не  относятся.

И  надо разбираться с  самим статусом иностранного агента, с  практикой включения организаций в  этот реестр. С  моей точки зрения, это  должен делать не  Минюст, а  надзорные органы  — Роскомнадзор, прокуратура  — и  непременно через судебные процедуры. Только так  эта  практика будет соответствовать понятию правового государства, граждане которого имеют право создавать некоммерческие объединения по  интересам.

— Во  всём мире и  в  России постоянно обсуждается, не  противоречат ли  правам человека новые санитарные ограничительные меры, в  первую очередь доступ в  публичные места и  на  массовые мероприятия по  QR-кодам. Что  вы  можете сказать по  этому поводу?

— Я  уже  неоднократно говорил, что  моя  позиция основана на  рекомендациях Всемирной организации здравоохранения, на  решениях Европейского суда по  правам человека и  комиссара ООН  по  правам человека, а  также на  выводах Конституционного суда России. В  марте 2020 года ВОЗ  объявила о  чрезвычайной ситуации планетарного масштаба, и  с  тех  пор  государства мира действуют в  единой логике. Из  193  государств в  мире в  145  введены QR-коды для  посещения общественных мест и  массовых мероприятий. Цель этих действий обозначена на  международном уровне: во-первых, максимальное стимулирование к  вакцинации, во-вторых, предотвращение распространения инфекции, в-третьих, удобство передвижения внутри страны.

QR-код  — это  цифровая технология, отвечающая требованиям современности. Не  нужны никакие справки, «синие печати»! Вся  информация о  человеке  — в  одном цифровом «документе». Во  всём мире «куары» всё активнее входят в  жизнь, и  это  вовсе не  связано с  пандемией. На  родине института омбудсменов, в  Швеции, ещё в  2018 году ввели QR-коды для  идентификации граждан, чтобы облегчить жизнь в  первую очередь самим гражданам.

С  другой стороны, опасения людей мне  понятны. Во-первых, смущает маркировка, как  будто ты  товар, а  не  человек. Во-вторых, опасения, что  может произойти кража персональных данных с  помощью хакерских методов, к  сожалению, обоснованы. Государству нужно принять меры к  тому, чтобы цифровой профиль гражданина, в  который скоро войдут социальные пособия и  медицинская информация, был  защищён.

Существующие технологии цифровой безопасности спасают не  всегда, поэтому 9  декабря после обсуждения на  заседании Совета по  правам человека и  развитию гражданского общества при  президенте России президент Владимир Путин дал  поручение профильным ведомствам ускорить работу по  цифровой безопасности.

Что  касается вакцинации, то  она  необходима, и  это  бесспорно. Это  мировая практика, подтверждённая историей медицины последних столетий. Хочется напомнить, например, о  героической деятельности нашего «святого доктора» Фёдора Христофоровича Граля, который в  Перми активно пропагандировал вакцинацию и  сам  проводил прививочную кампанию, в  результате которой удалось остановить эпидемию оспы.

— Кроме тематики, связанной с  ковидом, есть в  структуре обращений к  уполномоченному по  правам человека за  2021 год  какие-то особенности?

— Особенность этого года  — наибольшее за  последние пять лет  количество обращений от  пермяков, проходящих воинскую службу по  призыву в  других регионах. Мы  получили пять сигналов о  неуставных отношениях, проанализировали их  и  увидели, что  ослаб внутривойсковой контроль, требуется усиление надзора военной прокуратуры. По  всем пяти сигналам факты подтвердились, были возбуждены уголовные дела. По  одному случаю, к  сожалению, смертельному, продолжается следствие. Солдат погиб при  странных обстоятельствах: он  попал под  поезд за  пределами территории военной части. Мы  выяснили, что  этот солдат-срочник подвергался систематическим денежным поборам, его  семья вынуждена была ежедневно переводить ему  деньги. Мы  считаем, что  его  гибель не  была несчастным случаем, и  будем добиваться тщательного и  объективного расследования.

Вместе с  представителями Комитета солдатских матерей Пермского края мы  выехали в  Наро-Фоминск, откуда получили один из  сигналов о  неблагополучном положении солдата-пермяка. Там  ситуацию удалось уладить. На  будущий год  мы  запланировали ещё четыре таких выезда.

Ещё одна новая тема, совершенно неожиданная для  нашего региона, богатого водными ресурсами,  — нехватка воды. Обычной воды, прежде всего питьевой.

Впервые об  этом пришлось говорить в  феврале: зима была суровая, и  на  севере края, в  Косинском и  Кочёвском районах, перемёрз водопровод, который был  неправильно спроектирован. В  деревне Мараты люди были вынуждены растапливать снег, другого источника воды у  них  не  было. Из  XXI века мы  вернулись в  начало ХХ! Администрация Кочёвского муниципального района не  организовала подвоз воды, и  только после того, как  прокуратура обратилась в  суд, меры были приняты.

Летом нехватку воды ощутили в  Куеде, где  её подавали дважды в  сутки, на  два  часа утром и  вечером. Затянулась проблема в  Кизеле, где  в  связи с  тем, что  источники отравлены шахтными водами, необходимо строительство новых очистных сооружений. В  июне в  Суксуне две  недели продолжалась чрезвычайная ситуация: половина посёлка осталась без  воды из-за рухнувшей водонапорной башни.

Продолжаются массированные отключения воды в  Перми: ни  одной недели не  проходит, чтобы не  оставались без  воды целые улицы и  микрорайоны. Абсолютно катастрофическая ситуация  — в  деревне Субботино. Эта  так  называемая деревня является частью Индустриального района Перми, поэтому отсутствие там  водопровода  — это  просто нонсенс. Единственный источник воды для  жителей Субботино  — несертифицированный родник, который они  сами обустроили. Как  только ударили морозы, родник замёрз и  всё Субботино осталось без  воды, а  там  много многодетных семей. Пришлось отрабатывать ситуацию в  ручном режиме, чтобы организовать подвоз.

Им  давно обещан централизованный водопровод, однако на  2023 год  запланировано только создание проектно-сметной документации, а  строительство  — на  2024—2025 годы.

Нехватка питьевой воды  — глобальная проблема, недаром в  ООН  разработана специальная программа сроком до  2030 года, однако в  Пермском крае мы  в  состоянии решить её на  местном уровне быстрее и  достаточно эффективно. Необходимо наращивать темпы реновации водоводов, оборудования новых источников воды, внедрения новых технологий в  этой сфере. Руководство Пермского края проблему осознаёт: на  2022 и  2023 годы в  краевом бюджете увеличены средства на  программу «Чистая вода».

— Как  обстоят дела с  теми проблемными ситуациями и  «болевыми точками», которые находятся на  вашем постоянном контроле?

— Мы  продолжаем мониторить ситуацию в  посёлке Таёжном Пермского района. После наших неоднократных обращений был  расселён один из  трёх многоквартирных домов, признанных аварийными. Завершить расселение планируется в  2023 году, но  мы  считаем, что  администрация Юго-Камского поселения действует нерационально: вместо того, чтобы в  первую очередь предоставлять жильё одиноким пожилым людям, которые фактически проживают в  этих квартирах без  удобств, без  отопления и  иногда даже без  крыши, администрация занимается поисками жильцов, которые прописаны в  этих домах, но  фактически там  не  проживают. Из  крайних северных территорий людей переселяют быстрее, а  тут  — 50  км  от  Перми!

Мы  настаиваем, чтобы порядок действий по  расселению был  изменён, но, прежде всего, пока в  Таёжном проживают люди, администрация поселения должна создать для  них  человеческие условия. У  них  нет  никакой связи с  миром, нет  общественного транспорта, даже в  поликлинику или  в  магазин выехать  — целая проблема. Администрация Пермского района передала Юго-Камскому микроавтобус, чтобы он  стал рейсовым для  жителей Таёжного, однако и  здесь чиновники в  поселении бездействуют и  затягивают процесс.

Хорошо, что  Таёжный включён в  программу переселения, что  выделены средства из  краевого бюджета, но  недопустимо, чтобы эти  люди, дожидаясь переселения, оставались полностью оторванными от  цивилизации.

— Как  развиваются ваши гуманитарные проекты  — «Спасённое детство» и  «Волшебный мяч»?

— Проект «Спасённое детство» продолжается и  расширяется. Кроме школьников из  Пермского края, Санкт-Петербурга и  Ярославля историю детских домов, куда были эвакуированы в  военные годы дети из  блокадного Ленинграда, изучают отныне ещё и  старшеклассники из  Нижнего Тагила. Нам  удалось провести в  Санкт-Петербурге межрегиональную конференцию, где  мы  представили новые работы школьников. Благодаря поддержке компании «ЛУКОЙЛ-Пермь» мы  создали передвижную баннерную выставку, которая с  27  января  — дня  снятия блокады Ленинграда  — будет экспонироваться в  Чернушке, где  начинался наш  проект, а  позже отправится по  другим городам, которые в  нём участвуют.

Продолжается и  проект по  мемориализации мест, в  которых в  годы войны функционировали эвакогоспитали, «За жизнь  — спасибо! И  исцеление души...», который мы  реализуем со  школой №9 и  Государственным архивом социально-политической истории. Мы  издали сборник статей, провели конференцию и  квест-эстафету «От госпиталя к  госпиталю» между школами, в  зданиях которых располагались госпитали во  время войны. К  нам  присоединились школьники Калуги: в  этот город перебрались вслед за  фронтом эвакогоспитали из  Перми.

Продолжается и  проект для  подростков, находящихся в  конфликте с  законом, который я  начал семь лет  назад, ещё будучи уполномоченным по  правам ребёнка, совместно с  ГУ  МВД  по  Пермскому краю, Федерацией мини-футбола и  при  поддержке краевого правительства,  — «Волшебный мяч». Второй год  подряд в  его  рамках проходит не  только летняя, но  и  зимняя спартакиада, благодаря чему количество участников выросло с  1,5  тыс. до  2,5  тыс. человек. Эффект очень хороший: половина детей после участия в  спартакиадах снимаются с  учёта, и  почти 90% участников наших спартакиад продолжают заниматься спортом в  различных секциях и  клубах.

— 14  декабря прошло заседание Совета по  развитию гражданского общества и  правам человека при  губернаторе Пермского края. Что  обсуждал совет и  какие решения принял?

— Говорили о  развитии медиации и  примирительных процедур в  Пермском крае. В  итоге Дмитрий Николаевич Махонин поддержал все  наши предложения. Исполнительным органам государственной власти Пермского края поручено разработать и  утвердить ведомственные модели профилактики, управления и  разрешения споров и  конфликтов между гражданами и  должностными лицами в  досудебном порядке.

Решили разработать на  краевом уровне Стратегию развития медиации, для  чего создать при  уполномоченном по  правам человека межведомственную рабочую группу с  участием уполномоченного по  правам ребёнка, уполномоченного по  защите прав предпринимателей, профильных некоммерческих организаций и  представителей научного сообщества, исполнительных органов государственной власти, Законодательного собрания.

Администрации губернатора Пермского края предложили ежегодно организовывать повышение квалификации и  профессиональную переподготовку государственных служащих по  направлениям «Медиация», «Управление конфликтами» и  проработать вопрос внесения изменений в  Закон Пермского края «О бесплатной юридической помощи в  Пермском крае», чтобы в  число видов бесплатной юридической помощи были включены услуги медиаторов.

< Юлия Баталина

Последние новости

Профилактика туберкулеза

У туберкулеза могут быть симптомы ОРВИ и гриппа В самом начале болезни может беспокоить кашель, вечернее повышение температуры до 37,2 - 37,5 градусов, повышенная потливость ночью, снижение веса, одышка, потеря аппетита,

Власти Прикамья объяснили, почему мигрантам снова запретят работать водителями автобусов

Подготовлен проект указа губернатора &nbsp; Константин Долгановский Причиной возвращения запрета иностранным гражданам работать водителями автобусов в&nbsp;Пермском крае стала невостребованность вакансий среди мигрантов.

Большой гуманитарный конвой из Пермского края прибыл в Северодонецк

Груз отправили с площадки Фото: пресс-служба регионального отделения политической партии "Единая Россия" в Пермском крае В&nbsp;передаче гуманитарного груза приняли участие первый заместитель секретаря реготделения Вяче

Card image

В мире современного строительства и производства металлопрокат играет ключевую роль

Комментарии (0)

Добавить комментарий

Ваш email не публикуется. Обязательные поля отмечены *